Как проходило становление региональной законодательной власти в Алтайском крае

Краевой парламент в этом году отмечает тридцатилетие. К юбилею мы запланировали серию интервью с депутатами разных созывов.

Краевой парламент в этом году отмечает тридцатилетие. К юбилею мы запланировали серию интервью с депутатами разных созывов. Открывает рубрику доктор юридических наук, профессор Сергей Землюков.

Сергей Валентинович был заместителем председателя АКЗС 3 и 4 созывов, возглавлял комитет по правовой политике и местному самоуправлению.

Впервые его избрали от 11  округа (г. Барнаул) в 2004 году. Это был период становления региональной законодательной власти и регионального законодательства, что предполагало принятие собственных краевых законов.

– Сергей Валентинович, почему вы из руководителя кафедры уголовного права и криминологии АГУ решили пойти в большую политику?

– Мне было интересно поучаствовать в качестве юриста в разработке законов, хотелось реализовать свои возможности с точки зрения имеющихся квалификации, опыта. До этого я в составе федеральной комиссии при Министерстве юстиции СССР принимал участие в разработке нового уголовного кодекса России, поэтому для меня законотворческая деятельность была не новой. Приятно осознавать, что многие законы, которые регулируют конкретные направления деятельности (экономику, сельское хозяйство, промышленность, социальную сферу и  т.  д.), приняты нашими созывами и действуют по сей день. За четыре года работы 3 созыва – 438 новых законов.

– Депутатами 3 созыва был принят закон «Об Общественной палате Алтайского края». В  чем значимость этого документа?

– Я горжусь, что инициировал и разработал данный закон. Он долго обсуждался, вызвал шквал эмоций, поскольку этот общественный институт рассматривали как некий противовес государственным органам власти. Общественная палата должна была объединить все демократические институты. Это довольно влиятельная сила в обществе наряду со средствами массовой информации. В  период, когда разрабатывался закон об Общественной палате, губернатором был Михаил Евдокимов, и к нам приезжали даже из Москвы и прощупывали почву, каким образом попасть на пост председателя. Развернулась нешуточная борьба. Некоторые претенденты предлагали скорректировать закон так, чтобы у них было больше шансов попасть на это место.

Принятие закона «Об Уполномоченном по правам человека в Алтайском крае» тоже нелегко проходило. Все зависело от того, какие полномочия дать этому органу. Если его полномочия будут существенными, то он может инициировать вопросы, которые могут быть не желательны для исполнительных органов власти. Выверить баланс очень сложно. Эта должность уполномоченного по правам человека по значимости была на уровне первого заместителя губернатора Алтайского края.

– В тот период часть полномочий край делегировал муниципалитетам. Расскажите об этом подробнее.

– После принятия в 2003 году федерального закона о местном самоуправлении все были воодушевлены тем, что муниципалитетам делегировали многие полномочия из регионального центра, в том числе формирование бюджета, налоговые поступления. Возлагались большие надежды на то, что местное самоуправление станет основой российской государственности, региональной власти. Мы ежемесячно выезжали в районы, проводили встречи с депутатами, смотрели, как влияют нормативные акты, законы на работу местного самоуправления. С  точки зрения активизации населения по решению собственных вопросов, это была правильная позиция. Невозможно все решить из федерального центра. В Суетке или в Кытманово, например, люди лучше знают, какие решения будут более действенными. Мы приняли тогда закон о статусе города Барнаула. Разрабатывали его вместе с бывшим мэром Владимиром Бавариным. Приняли Стратегию развития города Бийска как наукограда. Выезжали в Заринск, Змеиногорск, Алейск. Помогали принимать местные нормативные акты о развитии муниципалитетов. Это очень интересный, конструктивный и эффективный механизм взаимодействия с органами местного самоуправления с точки зрения отстаивания их интересов. По нашей инициативе начали выпускать журнал «Местное самоуправление». Также нам принадлежит создание Ассоциации глав местного самоуправления. К сожалению, в последние годы местное самоуправление утрачивает те полномочия, которые внедрялись с 2003 года.

– Сейчас депутаты активно выдвигают законодательные инициативы на федеральный уровень. А  как с этим обстояли дела в ваших созывах?

– В это время мы тесно взаимодействовали с федеральными органами: Госдумой, Советом Федерации. Проводилось много совместных мероприятий. Я лично дважды выступал в Госдуме с законодательными инициативами от АКЗС, и они были приняты на государственном уровне. Одна из них – о наделении полномочиями органов местного самоуправления. Однажды мы выиграли дело в Конституционном суде. Оно касалось оплаты труда депутатов, которые работают в АКЗС на постоянной основе.

– Какие инициативы удалось продвинуть по улучшению финансирования науки?

– Вузы находятся в федеральном подчинении, и мы долго бились, чтобы краевому бюджету дали разрешение софинансировать научные проекты. Федеральный закон не позволял это делать. Тогда мы добились того, чтобы нам разрешили софинансирование тех проектов, которые давали эффект для развития территорий. Например, в 90-е годы существовал физико-математический лицей № 3, который готовил талантливых детей для вузов края. После разделения полномочий на краевые и федеральные лицей пришлось закрыть, а востребованность таких детей осталась, и мы тогда инициировали целевые программы по поддержке одаренных и талантливых детей. В 2000-е мы запустили систему краевых научных грантов. Был создан Совет по биотехнологиям. Это важное направление для сельского хозяйства и фармпроизводства в регионе. Тогда же создали вместе с Александром Лазаревым Совет по науке при АКЗС, в который я вхожу до сих пор.

– Как удавалось убедить оппонентов в важности инициированных вами законов?

– У нас был прекрасный состав депутатов в комитете, среди которых Виктор Красилов, Игорь Волдачинский... Пользовались поддержкой из других комитетов. Александр Романенко возглавлял тогда комитет по бюджету. Александр Лазарев – комитет по здравоохранению. Борис Трофимов, Николай Рыжак, Ирина Солнцева, Валерий Регер, Сергей Старовойтов, Юрий Шамков. Это тяжеловесы в политике, если нам удавалось их убедить, то поддержка комитетов была обеспечена. В это время уже появились политические фракции, самыми крупными были «За наш Алтай – коммунисты», ЛДПР, «Единство Отечества. Единая Россия», в которую я входил. Была группа «В поддержку президента». Каждый отстаивал интересы своей партии, во фракциях шли долгие обсуждения и дискуссии, но здравый смысл всегда торжествовал. Законы принимались в интересах развития Алтайского края, а не в счет удовлетворения политических амбиций какой-то группы людей.

– Раньше депутатам было труднее работать с населением, чем сейчас? У вас же тогда не было помощников?

– Для избирателя не имеет значение, какая у депутата округа специальность. Он все равно ставит перед тобой насущные вопросы, которые могут касаться электрификации улицы, водоснабжения, водоотведения, загрязнения воздуха, бытовых конфликтов и т. д. Когда я избирался, у нас еще был такой институт, как наказы избирателя. Депутату округа от каждого микрорайона давали наказ: сделать детские площадки, посадить деревья, проложить водопровод, отсыпать дорогу… Конечно, больше возможностей практических было у руководителей предприятий, бизнесменов. В моем арсенале – правовой ресурс. Если его правильно использовать, тоже можно многого добиться. Достаточно правильно выстроить взаимоотношения с органами исполнительной власти.

– В чем была специфика вашего округа?

– Я два созыва избирался по 11  округу. Это город Барнаул, нагорная часть Центрального района. Промышленных предприятий немного, в основном торговля. Из заводов – АЗА, на котором я когда-то сам работал. Из крупных предприятий – Речпорт. Большое количество объектов социальной сферы. Много вопросов поступало от жителей поселка Кирова по ремонту дорог, установке светофоров, пешеходных переходов. К  концу 3 созыва начали внедряться нацпроекты. Мы активно работали с администрацией города и БГД. Поднимались вопросы по обустройству территории бывшего ВДНХ, Центрального парка, расширению дорожного полотна.

От Заринского района и Заринска я баллотировался по партийным спискам. Тогда Иван Терёшкин был главой района, затем Заринска. Активная работа проводилась с руководством «Алтайкоксохима», которое поддерживало мои предложения и начинания в отношении помощи городу и району. Многие современные проблемы обсуждались уже тогда. 

Спустя годы могу сказать, что никогда не стремился запомнить каждый сквер, который благодаря мне благоустроили, или фонтан, который построили. Я всегда видел значимость своей работы в законах, которые нам удалось принять. Они и сейчас действуют на благо жителей края.

КОЧЕТЫГОВА
Татьяна Еще читают

Последние новости

Принято решение о государственной регистрации
Автономной Некоммерческой Организации Клуб Боевых Единоборств «ЛЕГИОНЕР»

Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Алтайскому краю 27.05.2024 принято решение о государственной регистрации Автономной Некоммерческой Организации Клуб Боевых Единоборств «ЛЕГИОНЕР» (далее - Организация).

О назначении

Приказами председателя Залесовского районного суда Алтайского края №3-л и №4-л от 20 мая 2024 года назначены: Корнева Ирина Викторовна на должность помощника председателя суда Залесовского районного суда Алтайского края,

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *