Что сделали алтайские ученые, чтобы победить рак на ранних стадиях

Сотрудники Центра рекомбинантных технологий АлтГУ рассказали, над какими важными инновационными проектами работают барнаульские ученые-биологи.

Сотрудники Центра рекомбинантных технологий АлтГУ рассказали, над какими важными инновационными проектами работают барнаульские ученые-биологи.

Современные научные достижения почти невозможны без кооперации ученых разных стран. Но сейчас западным коллегам запрещено сотрудничать с российскими исследователями, ограничены импортные поставки оборудования, приборов и реагентов для опытов, а авторов из России теперь почти не публикуют авторитетные иностранные научные журналы. Как живет алтайская наука в новых условиях? Катализатор  изменений

С таким вопросом мы обратились в Центр рекомбинантных технологий АлтГУ. Еще недавно он носил иное название, но с мая 2024 года все изменилось.

«Открылись в 2013 году, когда была своеобразная перезагрузка международных отношений. Тогда мы взаимодействовали с учеными из США, назывались «Российско-американский противораковый центр», – рассказывает Пётр Колосов, старший научный сотрудник, и. о. директора. – Реальную работу начали через год. Уже в это время были введены первые санкции по отношению к России. В той или иной степени уже девять лет центр работает в таких условиях».

Открывали научное подразделение под американскую технологию. Ученые здесь проводили фундаментальные исследования в рамках проектов РФФИ и государственных заданий. Поскольку в России аналогов технологии пептидных чипов нет, работы в этом направлении приостановились. Но накопленный опыт и компетенции позволяют развивать смежные направления.

«В связи с событиями последних лет нарушились научные связи с американской стороной. Плюс к тому центр открывался по американской технологии пептидных чипов. Изготовители  – американцы, и, соответственно, возникли сложности в логистике. Стало непонятно, как приобретать расходные материалы, – говорит ученый. – Кроме того, в поисках сотрудничества внутри России и в странах ближнего зарубежья наталкивались на понятную реакцию несоответствия названия центра и реальной ситуации».

Несмотря на переименование и сложности, вызванные санкциями, исследователи не теряют оптимизма.

«Наши нынешние интересы лежат в области рекомбинантных технологий, и в 2023 году у нас был ряд проектов по программе «Приоритет-2030», связанных с получением ферментов, – продолжает Пётр Колосов. – Процесс переформатирования центра – планомерное мероприятие, к которому шли несколько лет. Санкции выступили своеобразным катализатором этого процесса».

Алтайские ученые говорят, что основные сложности после введения санкций связаны с приобретением оборудования и необходимых лабораторных материалов.

«Длительность доставки увеличилась в два-три раза. Расходные реактивы тоже получить теперь непросто. Радует, что российские поставщики быстро нашли аналоги, – уточняет собеседник. – Они не всегда полностью перекрывают функционал тех вариантов, с которыми работали раньше, тем не менее есть возможность их использовать. Кроме того, некоторые российские производители заняли пустующие места на рынке. Например, у наших соседей в Новосибирске мы приобретаем пластиковые расходники – пробирки, другие емкости».

Только  начало пути

Сегодня американская технология осталась в центре. Ее приспособили для работы в других направлениях. Так, в 2022 году алтайские исследователи помогали томским коллегам-биологам.

«Они изучали описторхоз, в рамках их тематики нужно было оборудование, похожее на то, что есть у нас, – вспоминает Колосов.  – Единственный момент, который вызывал сомнение, – другие чипы. В итоге после длительных консультаций выяснилось, что мы сможем им помочь».

Говоря об онкотематике, ученые заверяют, что и здесь работа не остановилась.

«Один проект традиционный, связан он с исследованиями в области лечения онкологических заболеваний. Наши сотрудники разрабатывают для индустриального партнера тест-систему на восемь онкогенных штаммов ВПЧ,  – говорит руководитель центра. – В  этом году работа по вирусу папилломы человека продолжится. Уже есть ряд хороших прототипов, но пока этого недостаточно. Нашу систему, основанную на ПЦР, протестировали, получили неплохие результаты. Но это – только начало пути. Нам нужно увеличить количество образцов, чтобы диагностика работала лучше».

На сегодня ученые центра вышли из узкой онкотематики в более широкие рекомбинантные технологии – получение ферментов, белков, антигенов. Их используют в разных отраслях, в том числе в медицине, в качестве диагностических систем. Одно из направлений связано с разными продуцентами – это и традиционная кишечная палочка, и бациллюс субтиллис (сенная палочка) и дрожжевая система.

«Конечным итогом становится штамм-продуцент – организм, который мы заставляем синтезировать нужный белок, – говорят ученые. – У нас развились также темы, связанные с химозинами – молокосвертывающими ферментами».

В работе находится четыре основных проекта. Два из них связаны с использованием ферментов. Эти исследования в большей степени востребованы индустриальными партнерами. Один из них – крупнейший производитель ферментных препаратов для сельского хозяйства.

«Амилаза, с которой мы работаем, используется в пищевой промышленности – в пивоварении и хлебопечении, сельском хозяйстве для производства кормов. Компанию интересовал ее термостабильный вариант  – фермент, который остается устойчивым при 100 градусах и выше. Наш вариант выдерживал около 70. Задача была – улучшить характеристики, – объясняют ученые.  – С   продуктами на основе фосфолипазы несколько проще. Мы уже смогли предоставить образец для испытаний».

Финансовый вопрос

Говоря о перспективах, затронули вопросы финансирования. Это один из основных аспектов не только в науке. В центре шесть сотрудников, часть из них работает на полную ставку. Остальные  – совместители. При этом лаборатории никогда не бывают пустыми. Сюда на практику приходят студенты.

«Идей у нас много. Вопрос только в финансировании – нужно либо искать индустриальных партнеров, либо выходить на фонды. Мы можем делать практически любые ферменты, – говорит Пётр Колосов. – Пару лет назад в истории РФФИ как фонда массовой поддержки фундаментальных научных исследований была фактически поставлена точка. Те проекты, которые были, подошли к концу. У нас их было несколько, которые успели получить поддержку».

Сейчас в стране действует один государственный фонд – РНФ, который поддерживает большие исследования. Однако стать победителем грантового конкурса там совсем непросто.

«Мы тоже пытаемся оформлять заявки туда. Обратная связь и интерес есть. Недавно представили междисциплинарный проект, – делятся исследователи. – Отзывы положительные, но в итоге поддержали тех, кто занимается электроникой, IT-технологиями, БПЛА. За Уралом из тех, кто занимается в нашем направлении, не профинансировали никого. Многие были неприятно удивлены этим. Но во всяком случае такой поворот был предсказуем – в науке тоже есть свои тренды. Думаю, пройдет какое-то время, и ситуация изменится».

>

МИХЕЙЛИС
Юлия Еще читают

Последние новости

Делегация Республики Казахстан посетила производственные площадки барнаульской компании «Агроцентр»

13 июня с рабочим визитом в Алтайском крае находилась делегация Республики Казахстан во главе с Дауреном Абаевым, Чрезвычайным и Полномочным послом Казахстана в РФ.

Отмена всех санкций: что предложил Путин для мирного урегулирования на Украине

Президент России предложил ряд условий для мирного урегулирования украинского кризиса Президент России высказал ряд предложений по мирному урегулированию конфликта на Украине, сообщает РИА Новости .

Пример командной работы

Врачи АККЦОМД помогли юной пациентке с сепсисом доносить беременность и родить ребенка в срок 6 июня в центре охраны материнства и детства родился мальчик – весом 3450 граммов, ростом 53 см,

Card image

В мире современного строительства и производства металлопрокат играет ключевую роль

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *